Вы находитесь здесь: Главная > Новости > Любовный процесс — 1

Любовный процесс — 1

Любовный процесс - 1

Как понятно, чтение — процесс любовный, только имеющий далековато идущие последствия. Никак не полностью ясно даже, откуда устремляется начальный импульс: или беллетрист сформировывает а также развивает читающую публику, или читатели устремляют творческую мысль писателя. Придя на шестнадцатую выставку-ярмарку non/fiction, которая свершилась в Москве в крайние дни ноября, я решила приступить с посещения круглого стола, кой именно а также был посвящён этой теме, – желая из наименования теснее явно смотрела односторонность: «Как читатель создаёт писателя?»

Оказалось, всё элементарно. Вёл совещание директор Муниципального литературного музея Дмитрий Бак, а также от него я услышала занимательнейшее: как оказалось, Шекспира сотворил Вильгельм Шлегель. «Замшелый Шекспир» теснее прозябал перед спудом пришедшего ему на замену классицизма, однако Шлегель выкопал, перевёл – «и стал Шекспир». «Никакого заведомого флюида гениальности в тексте нет», – сказал директор наикрупнейшго в Рф музея летописи российской литературы, также признался в собственной нелюбви к «юбилейщине», которая «фиксирует то, что теснее никак не посылает ни к каким смыслам».

На этой знаменательной ноте я начала к осмотру ярмарки, полагаясь, что желая бы где-где она ещё посылает к неким смыслам. Спору недостает: non/fiction год от года делается комфортнее, а также сегодняшний – никак не изъятие. Смотришь, через пару лет ярмарка усовершенствуется по такого, что залы семинаров встанут совершать с закрывающимися дверьми, и мощнейший шум оравы никак не станет преграждать выступающих. Может быть, даже програмка мероприятий будет чуть разнороднее. Однако покуда приходится наслаждаться тем, что имеется.

Перечислим наиболее любознательное. Опосля откровений об неименьи смыслов в литературе (не считая тех, которые вчитывает сам читатель, создающий кумира а также гения) я посетила на мастер-классе писательницы Линор Горалик, посвящённом животрепещущему вопросцу «как никак не застремать ребёнка «великой литературой». Слова «великая литература» оказались взяты в кавычки совсем неслучайно. Большая беллетристика, сказала публицистка, именуется большой только поэтому, что почти все люди этак задумываются. Однако детки совсем никак не должны перед кого-либо подлаживаться а также что-то разуметь. А также вот тогда они никак не будут литературы опасаться. Ведь опасаться сейчас нечего – недостает никаких обещаний. Желаешь – разумей, желаешь – никак не разумей. Книжка низводится по плюшевой игрушки. Желаешь – обожай, желаешь – выброси. Для родителей также совсем комфортно: они также имеют все шансы слыхом не слыхать а также никак не разуметь. Желаешь – говори с ребёнком о книгах, а желаешь – недостает. Даже, пожалуй, превосходнее, когда недостает. Ведь зрелые расположены преобладать, вверять себя. Внезапно свобода ребёнка окажется подавленной?

Related posts:

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.